Vladlana Страница Владимира и Светланы Крастошевских

В разделе "Песни" новое: Путь между "до" и "ми"

После опубликования статьи пришло письмо от бывшего сотрудника Григория Крастошевского - Давида Могилевского. Мы его поместили после статьи.


 

«Я ГОВОРЮ НА СКЛОНЕ ЛЕТ: ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ»

Эта статья о моем старшем брате, написанная бостонским журналистом Эдуардом Говорушко и опубликованная в альманахе «Панорама» (Лос- Анджелес).

Новая песня, которую сейчас можно послушать на сайте, также посвящена моему брату.

* * *

Чем дальше самому за семьдесят, чем больше усилий требуется для того, чтобы мобилизовывать тело на преодоление разного рода житейских коллизий и препятствий, тем с большим уважением и завистью смотрю на тех, кто и в восемьдесят и за восемьдесят умеют поддерживать в себе бодрость, задор и веру в будущее. Да еще и в иммиграции, когда остается позади не только родина и профессиональная востребованность, но и друзья, заслуженный авторитет и уважение окружаюших.

На эту тему я решил поговорить с Григорием Крастошевским. В первые месяцы моей иммиграционной хандры именно этого 75–летнего новоявленного американца, деятельного и неунывающего, мне поставила в пример дочь. С тех пор много воды утекло, Григорию Михайловичу стукнуло восемьдесят семь, но он все такой же оптимист, хотя, как признался, болезни донимают и его. Свыше пятидесяти лет жил с осколком в коленном суставе, сложную операции в России не рекомендовали, пришлось «сдружиться »с дискомфортом при ходьбе. Только в Америке досадную помеху сравнительно недавно удалили. Сейчас вот рука беспокоит, а врачи пока помочь не могут.

 Григорий Михайлович от разговора не отказался, но был немногословен:

- Сколько себя помню, никогда не зацикливался на заботе о собственном здоровье, не думал, что оно каким-то образом связано со сроком, отведенным мне судьбой. Всегда жил, как живется. Но практически во всем соблюдал умеренность. Во всем, за исключением, пожалуй, работы. Хотя трудоголиком себя не считаю. Любимое дело меня увлекало и затягивало так, что забывал и о еде, и о сне. Теперь же в любом занятии стараюсь найти интерес и увлечься так, как когда-то работой. Не курю, выпиваю изредка с друзьями, что называется для настроения. Никогда не был ходоком – бес в ребро, это уж точно не про меня. Есть еще вопросы?

Признаюсь, стало казаться, что Григорий Михайлович таким образом пытается отделаться от разговора, но вдруг тот спросил меня сам:

  - Как по-твоему, влияет ли прошлое на долголетие и нескучную старость?

- Это Вы к тому – можно ли с понедельника начать новую жизнь?

- А хоть бы и так. Ведь, любая новая жизнь, как не посмотри, - лишь продолжение, и от этого никуда не деться. А. значит, правильно и достойно прожитые годы – непременное условие счастливой старости. Ведь приятно сказать себе на склоне лет - жизнь удалась! Я вот всегда был правильным товарищем...

 

Год 1929. Грише 4 года.

Правильный товарищ Гирш Моисеевич
Григорий Михайлович не без гордости показал спецвыпуск стенгазеты ВНИИгорноосушения в Белгороде, выпущенный в начале октября 1993 года по поводу его отъезда на постоянное место жительство в Америку. Открывалась она стихами:

«Не думаем, что прошлое круша, В далекий край направили Вы кроки, В том прошлом и ранений след глубокий, И прах родных, что не захватишь в США. И наша дружба, что не мельтеша, Нам помогала выполнить все в сроки. Поклон за все Вам до земли глубокий И много счастья в тех далеких США!»

Хорошо знали коллеги своего начальника горного отдела. В этих восьми строчках - вся его жизнь, да и характер – основательного, всепонимающего, надежного и участливого человека. Оно и не удивительно – 34 года проработал он в этом институте, за это время ни разу не поменял ни кабинета, ни письменного стола, площадью в полкомнаты, на котором можно было разложить чертежи любого формата, ни кресла.

- Конечно, нельзя отрицать и наследственный фактор – отец прожил без малого сто лет, - рассказывает Григорий Михайлович. - Однако неизвестно, что сыграло главную роль в его долголетии - генетические особенности или свойства натуры: он всегда был уравновешенным и терпимым. Разного рода невзгоды и неожиданности, выпадавшие на долю его самого и нашей семьи, воспринимал без раздражения и паники, спокойно искал выход из любой неприятной ситуации. Так вот, тешу себя надеждой, что многое в моем характере от отца, который был замечательным портным и хорошим семьянином.

 

Год 1939. Между родителями сидит средний брат, Зиновий. Гриша стоит за скамейкой. Девочка на снимке - наша кузина Раечка.

Григорий Крастошевский уверен в том, что гордость за достойно прожитые годы - мощный моральный фактор, помогающий преодолеть тягостные минуты уныния на склоне лет. Ему и в самом деле есть чем гордиться. В 18 лет, будучи инструктором военной школы радиотелеграфистов, вместе с другом написал письмо Сталину с просьбой отправить на передовую. Ответ пришел с резолюцией секретаря вождя - Поскребышева: просьбу удовлетворить. Войну начал радиотелеграфистом в районе Житомира, а закончил радиоразведчиком, будучи тяжело раненым при освобождении Освенцима в конце января 1945 года. За эту операцию награжден боевым орденом Красной Звезды. Полгода провалялся в госпиталях, но все же встал на ноги. В родной Харьков приехал на костылях, где встретился с родителям, о которых на передовой ничего не знал. Мать вернулась из эвакуации, отец с войны – с минометной ротой прошел от Сталинграда до Берлина.

С красным дипломом Григорий Михайлович окончил Харьковский горный институт. По всем данным имел право остаться в аспирантуре и сам имел склонность к научной работе, но помешал тот самый «пятый пункт». Конечно же, был раздосадован, но не более того:

- Что тут сделаешь, я же понимал, в какой стране родился и живу, давно свыкся с тем, что во всех документах числился Григорием Михайловичем вместо Гирша Моисеевича... Да и на кого обижаться? На папу с мамой, что евреем меня родили? Мне и в голову не приходило по этому поводу становиться в боевую стойку, а с «Григорием Михайловичем» сжился вполне, меня и здесь, в Америке, так называют.

Зато получил направление на работу в Подмосковный угольный бассейн, о котором только мечтали многие выпускники-отличники. Поначалу – сменным инженером, проще говоря, десятником. Так и называли его коллеги и подчиненные – Гришка-десятник. Но за полтора года Гришка –десятник, один из немногих специалистов с высшим образованием, сделал завидную карьеру – был назначен главным инженером шахтостройуправления. Поначалу отказывался, сказал начальнику, не примут, мол, подчиненные главного инженера – еврея.

- Если тебя кто обидит – задушу своими руками, - сказал ему на это Петр Сергеевич Афиногенов, начальник управления.

Седовласый ветеран вспоминает события 60-летней давности с подробностями и цифрами, а сослуживцев тех времен не только по фамилиям, но и по именам-отчествам – такой памятью, уверен, может похвастать и далеко не каждый молодой человек.

Когда Хрущев в 1959 законсервировал, вернее, затопил шахты, в стране, дескать, достаточно нефти и газа, Григорий Крастошевский какое-то время строил фабрики, свинарники и коровники, а в 1960-м был приглашен в Белгород, где открывался Центральный НИИгорноосушения, в котором и закончилась его трудовая биография. Занимаясь проектными работами и их внедрением по всему бывшему СССР, и без аспирантуры с блеском защитил кандидатскую диссертацию в Москве, опубликовал десятки научных работ. Изобретения и разработки Крастошевского награждены золотой, серебряной и бронзовыми наградами ВДНХ.

- Трудовой стаж у меня – 56 лет, - с гордостью заявляет Григорий Михайлович. За годы работы объездил весь Советский Союз, побывал даже в командировке в ГДР, где мы тоже имели серьезный объект. Несколько лет назад, прилетев в Белгород, зашел в свои институт. В проектном отделе вместо семисот работает 45 специалистов, возглавляет его мой бывший подчиненный. Садись, говорит мне, на свое рабочее место, трудись. Думал шутит, оказывается серьезно. Отдел занимается охраной грунтовых вод, экологией. Молодежь туда не идет, специалисты на вес золота.

 


Такая вот любовь...
На фронт ему слали письма две девушки – Лиза Рабинович и Лида Карпова. Обе обещали дождаться с войны. В родном Харькове встретила Лиза, но когда увидела костыли – любовь у нее враз кончилась. Попереживал, конечно, и собрался было ехать к Лиде, которая звала его в Куйбышев, где осталась после эвакуации. Отец с матерью – ни в какую: женят тебя там - и прощай институт!

Рассказывает об этом Григорий Михайлович с удовольствием: не послушался бы родителей, судьба наверняка бы сложилась иначе, И, вероятнее всего, хуже. Это означает, что своей жизнью он доволен. Женился на втором курсе института на студентке Еве Стерлиной. Жили счастливо, родили двух дочерей – Лену и Иру. Обе, став взрослыми, уехали в США, благодаря им и он сам оказался здесь. Спустя 33 года жена скончалась от рака легкого, хотя стараниями мужа лечили ее самые лучшие врачи в Москве. Вторая жена Элла была на 16 лет моложе Григория Михайловича, но из 6 лет супружеской жизни три года проболела раком...Третьим браком Григорий Михайлович женился на Аннушке, Анне Моисеевне, которая приходилась тетей его второй жене. Вот уже 23 года как они живут, что называется, душа в душу, опекая и помогая друг другу во всем.


Чужая родная Америка
Старое дерево не пересаживают – это не о садоводстве, это об эмиграции. Григорий Михайлович, перебравшийся через океан на 69-м году жизни с этим не согласен: эмиграцию, на которую его с Аннушкой соблазнили дочери, он воспринял без всякого напряжения. Наоборот, с интересом. А то как же, - на склоне лет судьба подарила радость не только увидеть, но и пожить в другой стране, узнать ее изнутри?

В Америке Крастошевский узнал про себя много неожиданного. Например о том, что у него – золотые руки, в России из-за увлеченности работой времени на это не было. Началось с того, что один из соседей, американец , будучи уверенным в том, что русские все могут сделать собственноручно, попросил Григория Михайловича соорудить веранду. Тот, подробно ознакомившись с другими подобными сооружениями в городке, согласился, хотя строительством никогда не занимался. Но, конечно, будучи прорабом, наблюдал за возведением некоторых объектов в Белгороде и в теории представлял, с чего начать и чем закончить. Хозяина попросил лишь не торопить его. Все сделал сам – от проекта, разметки и заливки фундамента до крыши с минимальным количеством инструментов, взятых напрокат в HOME DEPOT. При этом, догадался минимизировать неквалифицированные процессы, заключающиеся в обрезке материала и подготовке деталей. Заранее рассчитав все размеры, воспользовался соответствуюшей услугой магазина. И пришел к выводу, что строить при наличии таких магазинов как HOME DEPOT – не одно, а, по крайней мере, два удовольствия. Заказчик тоже остался доволен.

Единственное, что упустил – загодя не договорился об оплате за работу, стесняясь по советской привычке говорить о деньгах. Хозяин на своем автомобиле подвез его домой, и, когда наш новоявленный строитель подумал, что трудился за «спасибо», вручил ему пятьсот долларов наличкой.. Потом, правда, немного подумав, добавил еще триста. Деньги Григорию Михайловичу показались вполне достойными. Лишь спустя год узнал, что такая работа стоит в Америке чуть ли не в семь раз больше. Но не расстроился, опыт есть опыт, а тут он не только строительный, но и финансовый.        

После первой успешной пробы рук и сил новоявленный «самоделкин» необычайно осмелел и стал браться за любое дело. Тем более, что дотошный и целеустремленный характер запрещал торопиться, заставляя неукоснительно соблюдая заповедь «семь раз отмерь...». Одной дочери отремонтировал дом, в подвальном помещении чуть ли не аппартаменты оборудовал, другой построил гараж. В собственной субсидированной квартире своими руками полностью обустроил кухню, для жилой комнаты спроектировал и соорудил столики, тумбочку и несколько полочек. А потом вдруг потянуло его наследственное ремесло: отец всю жизнь трудился портным, мать после войны зарабатывала тем, что шила и продавала на харьковском базаре модные в те времена плечики для женских платьев и пиджаков. Часто оставляла крой для них Григорию, а забирала уже готовые.

Сейчас все занавески, покрывала, диванные затейливые подушечки в стандартной малогабаритной квартире Крастошевских, делающие ее теплой и уютной, пошиты и расшиты хозяином дома. Красивые мешочки для хранения ювелирных изделий в путешествии его работы – желанный подарок для жен друзей и знакомых. С этой целью приобретена специальная швейная машинка.

- Скучать нам с супругой просто некогда, - признался мне Григорий Михайлович. - Есть современный компютер, телевизор, но киносериалы по интернету смотреть времени нет. Я увлекся здесь фото- и видеосъемкой, делаю фото- и видео фильмы о нашей жизни и путешествиях, освоил аппаратуру для записей музыкальных программ, которые с удовольствием дарю друзьям. А сколько радости доставляет свидание с друзьями по Скайпу! В списке моих адресатов свыше пятидесяти по всему миру.

Кстати, свой первый компъютер, который открыл Григорию Михайловичу путь в интернет и разнообразил его досуг, приобретен был за те самые «верандные» деньги.

 

Григорий и Анна. 1997 год.

Застать Крастошевских дома – задача не из легких. Если они в Бостоне – то с утра несколько часов проводят в тренировочном зале и бассейне близлежащего спортивного комплекса или на соседнем базаре, где закупают свежие продукты. Анна Моисеевна – прекрасная кухарка и знает, как приготовить из них вкусные, а главное полезные блюда. Есть у нее и варенья и соленья, и квашеная капуста собственного приготовления. Живут супруги на пособие, а еще Анна получает ежемесячную компенсацию от Германии, как узница гетто. Экономят Крастошевские ради того, чтобы накопить на ежегодное путешествие в разные страны, где живут их друзья.

На стене визит карта мира, на которой отмечены страны, где они побывали – Израиль, Великобритания, Франция, Венгрия, Мексика, не говоря уже о России, а также посетили 25 штатов в Америке. Ежегодно, в марте около трех недель живут во Флориде, где их друзья – супружеская пара американцев, с которыми познакомились в спортивном зале, снимают на три месяца дом.

- Словом, старость нас дома вряд ли застанет, - перефразировал Григорий Михайлович слова небезизвестной оптимистической песни...
Эдуард Говорушко
Бостон

P.S. Этот материал был подготовлен к печати летом прошлого года, но по разным причинам в редакцию не отправлен. Когда автор вернулся из отпуска и позвонил Крастошевским, сняла трубку Анна Моисеевна. Ее голос показался мне грустным и усталым. Оказывается, год с лишним врачи, всякими способами безуспешно пытаясь вылечить мужу руку, не догадались, что это симптом куда более серьезного заболевания. Пришел новый врач, русский, кстати, и, ознакомившись с историей болезни, направил Григория Михайловича на рентген. Там обнаружили достаточно запущенную стадию рака легких...

Такая новость кого угодно выбьет из колеи. Сник и Крастошевский, но скоро нашел в этой тяжелейшей ситуации и хорошую сторону:

- Мне повезло, что врач сменился, иначе процесс зашел бы еще дальше. А так – мы еще посмотрим, нас с Аннушкой так просто не возьмешь, поборемся за каждый новый день!

При поддержке супруги наш правильный товарищ всеми силами сражается с бедой: скрупулезно выполняет все предписания врачей, старается больше ходить. А когда после химиотерапии боль его оставляет, в глазах появляется блеск, свидетельствующий о воле к жизни.

19 марта Григорию Крастошевскому исполнилось 87 лет. Давайте закончим этот рассказ на оптимистической ноте и пожелаем ему новых дней, месяцев и лет! Он их заслужил и заслуживает!

Письмо Давида Могилевского
Уважаемый Владимир! Хочу Вас поблагодарить за размещенную на Вашем сайте статью о Вашем брате и за посвященную ему песню. Знаю, как сейчас ему нужна поддержка всех нас, кто его знает, ценит и любит. В следующем году исполнится 40 лет, как я, молодой специалист, пришел в горный отдел института ВИОГЕМ, возглавляемый Григорием Михайловичем. Сейчас, спустя много лет, став специалистом в подземном строительстве, могу твердо сказать, что "Отдел специальных горных работ" был уникальным явлением в области проектирования подземных сооружений и шахт в сложных горно-геологических условиях. Уникальность этого отдела заключалась в том, что не было в Союзе, кроме него, ни одного конкретного исполнителя проектной документации, где бы на основе объективного научно-экономического анализа могли предложить любой из известных на тот момент времени спецспособ строительства подземного сооружения. Как правило, многие спецспособы проведения горных выработок исследовались и были разбросаны между десятками вузов и отраслевых НИИ. И только один отдел института ВИОГЕМ брал на себя ответственность привлечь новейшие научные и проектные разработки и воплотить их в конкретные дела. Многие из разработанных в то время технологий, такие как "Замораживание грунтов жидким азотом", "Химическое закрепление грунтов", "Электрохимическое и электроосмотическое уплотнение пород", и сегодня звучат как фантастика во многих странах мира. Большинство из этих технологий были защищены авторскими свидетельствами и отмечены на ВДНХ. Конечно же, главную роль во всех этих достижениях играл Григорий Михайлович. Удачное сочетание в нем поразительной тяги к новизне, высочайшего профессионализма и смелости в принятии решений, позволяли Шефу (как мы его называли) решать самые сложные задачи в такой нелегкой области, как строительство подземных сооружений и шахт. География проектируемых объектов охватывала практически все горнорудные и угольные бассейны страны, а также ряд бассейнов за рубежом (ГДР, ЧССР и др.). Для лучшей взаимосвязи "науки" и производства нужны были личные встречи, и Шеф мотался по всей стране, "налаживая контакты". Здесь следует отметить еще один из талантов Григория Михайловича - умение обаять собеседника, благодаря личной симпатии, хорошей реакции в разговоре и прекрасному чувству юмора. Помню, что когда мы вместе бывали в командировках, принимающая сторона (еще до начала деловых разговоров) не раз интересовалась у Григория Михайловича: нет ли нового анекдота - а их у него были сотни в памяти. Отдельная тема в разговоре о Шефе - это спонтанное создание на базе горного отдела целой школы для молодых специалистов, многие из которых (в том числе, и автор этих строк), подучившись у Григория Михайловича и заразившись от него тягой ко всему новому, сами потом возглавляли отделы и лаборатории, защищали диссертации, становились известными в промышленности специалистами. Большинство из его учеников и дальше, идя по жизни, всегда могли рассчитывать на его поддержку и никогда не прерывали с ним контактов. Сейчас в преддверии Праздника Победы (одного из самых любимых его праздников) от имени всех его учеников хочу поздравить его с той, добытой в том числе и им, Победой и пожелать быстрейшего выздоровления. Григорий Михайлович, Вы победите, потому что Вы настоящий Боец. Спасибо Вам.
Давид Могилевский

 

 

Эта страница - один из проектов Bard-Cafe на KomKon

@Владимир Крастошевский